Елена (konstantinna) wrote,
Елена
konstantinna

Categories:

Записки потерпевшего. Часть 1.

Я давно хочу записать, как это было тогда, в июле 2007-го. Хочу и откладываю. Я не знаю, зачем это нужно, но почему-то чувствую, что пока я не изложу все свои тогдашние впечатления и переживания на бумаге, меня до конца не отпустит. Понятно, что толчком к тому, что сегодня я всё же решилась это сделать, стали вчерашние события. Несколько раз по телевизору я видела одни и те же кадры, как раненого, лежащего на носилках, накрывают блестящей плёнкой и заносят в вертолёт. Вот эта плёнка и стала катализатором моих сегодняшних воспоминаний.

Первая часть, пока единственная записанная, самая тяжёлая. Дальше, если я когда-то запишу остальное, будет проще. Поэтому, можете смело пропускать, я нисколько не обижусь, хватило вчерашнего негатива. Но я сегодня, перед тем как писать, просмотрела все мои записи того периода, и, главное, ваши комментарии к ним - как же вы мне все тогда помогли, мне и моим дочерям!

А о тех, кто помог непосредственно во время аварии, пойдёт речь в моих заметках, им СПАСИБО!


Позади была Варшава и сытный обед в уютном кафе. Мы въехали в грозу. Ветер ломал придорожные деревья, повсюду валялись ветки, ливень хлестал по стёклам автобуса. Гид сказала, что она очень любит путешествовать на автобусе в такой дождь, а мне стало страшно: в такую непогоду вести автобус непростое дело. Но вскоре дождь сменился солнцем, а узкая польская дорога многополосной автострадой – впереди была Германия, но доехать до неё нам было не суждено.
Я дремала, сидя в правом ряду у окна, сняв один туфель, и обдумывала, на какие дополнительные экскурсии записаться, а на какие нет, и как при таком, уже не понравившемся мне своим авторитаризмом, экскурсоводе умудриться выкроить свободный день в Париже, когда внезапно автобус резко накренился вправо. Водитель попытался вывернуть влево, но было поздно – тяжёлая машина опрокинулась на бок и заскрежетала по земле, сразу же стало темно.
«Всё!» - пронеслось в голове. Раздались истошные крики. «Да не орите вы», - то ли сказалось, то ли подумалось. Крики мешали сконцентрироваться. Но, главное, я поняла, что я в сознании, и что есть шанс выжить. На правую руку упало рассыпавшееся тяжёлое оконное стекло, и она, неестественно вывернутая, превратилась в кровавое месиво. Левой, мне кажется, я за что-то уцепилась и инстинктивно невероятным усилием пыталась удержать голову от соприкосновения с движущейся на бешеной скорости землёй.
Тормозной путь показался мне нескончаемым. Не исключаю, что я всё-таки на какое-то время теряла сознание, хотя тогда, чётко помню, я поставила себе цель во что бы то ни стало не отключаться, иначе, мне казалось, конец был бы неминуемым. Сколько прошло времени не знаю: автобус остановился, а силы мои иссякали. Мутило, на правую руку было страшно смотреть. Я понимала, что ещё чуть-чуть и я отцеплю левую руку и упаду. Было ли куда падать? Сосед мой Дима потом говорил, что я сильно сползла вниз, так что он фактически переместился на моё место. Может, так оно и было, но тогда мне казалось, что я всё там же, а вот сосед мой сильно навалился на меня сверху. Было тихо, уже никто не кричал, и вот тогда не выдержала я и подала голос. Глупо было после всего пережитого погибнуть просто потому, что тебя не успели вытащить. «Помогите, вытащите меня!» - закричала, а скорее прошептала я, собрав остатки сил. Двое парней, по-моему, мои соседи через проход – до сих пор жаль, что не знаю, кого благодарить – подхватили меня за ноги и подмышки, вынесли из автобуса и положили на землю. Одна нога была в тапочке, другая босой.
Я почувствовала облегчение, но вместе с тем и невыносимую боль в руке. Не стонать я не могла, хоть и старательно сдерживалась. Я каталась по земле от боли( через год недалеко от дома я увидела такую же картину – корчащийся от боли разбившийся мотоциклист – и пережила это ещё раз). Я мечтала об обезболивании, но тем не менее голова работала, и я сообразила, что можно позвонить домой. С огромным трудом левой рукой я достала из правого кармана мобильник и набрала Любин номер – я не думала о том, какая реакция будет на том конце, я должна была поговорить с родными. «Автобус перевернулся, правой руки у меня нет, - сказала я младшей дочери и услышала жуткие крики старшей. Всё, следите за новостями!» Я убрала телефон и стала ждать помощи.
Люди ходили вокруг, ахая и отворачивая взгляды от моей руки. Гид стояла невдалеке и курила, а потом тоже стала звонить по телефону кому-то с фирмы. К ней мимо меня подбежал мой сосед по купе из брестского поезда: «Почему Вы бездействуете? Моей жене оторвало руку!» Она отмахнулась, сказав, что каждый выполняет свою работу. Ни к одному из лежащих пострадавших она так и не подошла.
Зато надо мной склонились поляки. По-моему, молодые мужчина и женщина, уже не помню, видимо, из проезжавших мимо. Они не оказывали никакой медицинской помощи, но они со мной разговаривали, а для меня это было очень и очень важно, спасибо им за это.
Подул сильный ветер, они успокоили меня, сказав, что это приземлился вертолёт. Очень хотелось, чтоб укололи обезболивающее, но ещё больше пугала перспектива лететь на вертолёте.
И вот, наконец, подошли врачи, переложили на носилки, укрыли блестящей плёнкой, закрепили ремнями, и отнесли не в вертолёт, а в машину скорой помощи. Тут же что-то ввели, спросили фамилию, цвет сумочки. Сбегали за сумочкой, как-то очень быстро её нашли и идентифицировали, достали паспорт и повезли меня в больницу в Познань.
А дочери мои смотрели телевизор...


Tags: авария, обо мне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →