Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Вижу дичь!

Техническое.

Из-за нашествия спамеров я была вынуждена снова поставить капчу на комментарии от нефрендов. Поэтому очень прошу тех, кто меня хочет комментировать и не добавлен мной в друзья, отметиться здесь - я вас добавлю. Ну а молча читать можно и так:)
Вижу дичь!

По крупицам - 2.

Чего только не случается, иногда даже самые неожиданные вещи.
Вчера на просторах сети наткнулась на выставленные на продажу документы, касающиеся моего дедушки.



Долго недоумевали, откуда они всплыли.

Collapse )

А началось-то всё с того, что мне пришёл комментарий от финна на давным-давно выложенный снимок: прадед на фоне церкви в Хельсинки. Меня спрашивали, нет ли у меня ещё снимков старого Хельсинки, чтоб выложить в сообщество. Я полезла в сеть, чтоб найти кое-какую информацию про прадеда и вот...

Зато теперь я знаю, что есть такой город Галич в Костромской области, и что у меня есть и костромские корни.
Вижу дичь!

Письма из прошлого. Часть 7.

Значимые фрагменты писем, касающиеся нашей семьи, пожалуй, закончились, но есть ещё несколько зарисовок про Москву того периода.
Вот одна из них:

16 апреля 1961-го года.

"Мысли выбиты из своих привычных гнёзд, и мы летим, подхваченные вихрем, по новой орбите. Это – здоровая встряска и весьма основательно чувствуешь, что такое Родина и как дорогА её слава. 12го числа москвичи или были притянуты телевизорами или выплеснулись на улицы. Я разволновалась сильнейше: слушая сообщения ТАСС обнаружила, что лицо залито слезами и почему то часто и мелко крещусь."
Фотографий этого события (вы же, конечно, поняли, о чём это) в наших архивах нет, есть только мамин рассказ в памяти...

А на снимках того же периода мама и братья в центре Москвы, март 1961.



Collapse )
Вижу дичь!

Письма из прошлого. Часть 6.

И снова по следам писем Зои Кузьминой.
2 апреля 1957
..."Сейчас, чтобы подойти к письменному столу, я шла-шла, шла-шла, а за окном рождественской ёлкой вдалеке светится новое здание университета с красными огоньками по контуру..."
На снимках: строительство главного здания МГУ, начало 50х, снимок из семейного архива:



мама и братья у университета - снимки сделаны в тот же день, что и на автобусной остановке, и около нашего дома в Черёмушках (именно с них и начался мой "многосерийный" рассказ); декабрь 1960-го года:

Collapse )

Вижу дичь!

Письма из прошлого. Часть 5.

7 марта 1961го Зоя Кузьмина пишет:
"...вся кругом обстановка складывается благоприятно: у них образовалось много друзей, т.к. Женя пленил своей трогательностью всех вокруг. Мальчики вообще похожи на Оливер Твиста. Нельзя без умиления смотреть, как старшой деловито собирается (сам) за покупками, потом, вернувшись, сам, взяв ноты, идёт на урок музыки, а меньшой, сам берёт капюшончик малютки, подставляет стульчик к вешалке, цепляет пальтишко на нужный гвоздик, а потом ставит стульчик на место. Поиграв в игрушки, он их очень тщательно и плотно, даже щегольски, складывает на дощечку и с сознанием хорошо исполненного долга, весело передаёт бабушке, чтобы та убрала в стенной шкаф. А шкаф я попросила сфотографировать, а фотографию Вам послать, как достопримечательность семьи: никогда, нигде и ни у кого я не видела такого продуманного и систематизированного порядка в шкафу. Я даже не знала, что вещи способна так безупречно точно лечь на свои места. Вы видите, Константиновна, как всё ладно!"
Да, встроенный стенной шкаф в этой квартире был знатный.Фотографии его не сохранилось, во всяком случае в наших закромах.
Как-то раз мама с мальчиками пошла в кино на "Операцию "Ы", а меня с собой не взяли - слишком маленькая якобы была, и оставили с бабушкой. Спас меня от горьких рыданий шкаф - бабушка предложила мне заняться очередной разборкой хранящихся там игр и игрушек, а я это очень-очень любила. А ещё помню, как старший брат - к моменту нашего возвращения из Парижа ему было уже семнадцать, он был в моём понимании совсем взрослый и я звала его "мужик" - залезал с телефонным аппаратом на антресоль этого самого шкафа, чтобы там спокойно в одиночестве разговаривать по телефону...

На снимках: братья, мама и папа и я, Тушино, Черёмушки. 1960-1961 годы.



Collapse )

Отъезд в Париж. Январь 1962го года.

Вижу дичь!

Письма из прошлого. Часть 4.

В письмах, фрагменты из которых я продолжаю публиковать, часто упоминается, что мы жили "на горе". Вот и здесь, в письме от 7 марта 1961 читаем: "О даче они не думают, т.к. на их высотке воздух хороший и сады и деревни рядом..."



Да, по отношению к "Профсоюзной", а Зоя Кузьмина жила где-то там, "Новые Черёмушки" явно выше.

Collapse )

Вижу дичь!

Письма из прошлого. Часть 3.



И ещё один фрагмент из письма Зои Кузьминой моей ленинградской бабушке.
12 октября 1962
"Несколько дней назад была у «ваших» на горЕ. Пробыла одну минутку, увидала всех в полном здравии и порядке. Внучка с бабушкой в точно назначенное время выплывают на прогулку. Их отражало за предел отшлифованное новое пианино, столь совершенного обличья, что казалось созданным специально «для красоты»: рука не поднимется, чтобы, не дай Боже, ударить по клавишам!"

Фрагмент крохотный, но сколько воспоминаний!

Collapse )

Вижу дичь!

Письма из прошлого. Часть 1.

Дублирую сюда записи из Facebook. Здесь их по прошествии времени будет найти легче. Надеюсь, меня простят за такое дублирование те, кто читает меня и тут, и там.

Когда-то давно, когда в Живом Журнале ещё кипела жизнь, я выкладывала сюда снимки из семейного архива с небольшими пояснениями. Время прошло, тексты остались, а фотографии из публикаций исчезли. Можно было бы восстановить, конечно, но легче написать заново...

Так случилось, что дважды с небольшим интервалом я вновь вспомнила об этих снимках. Сначала мне пришёл комментарий где-то в соцсетях, и именно оттуда я узнала, что фотографии в ЖЖ слетели. А чуть позже при просмотре фейсбучной ленты глаз зацепился за знакомый кадр, по привычке пробежал мимо, и только потом я спохватилась: снимок-то наш, а опубликован на странице CozyMoscow. Я в комментариях добавила ещё один, а потом вспомнила, что есть ещё документальные свидетельства: письма близкой знакомой моей ленинградской бабушки, папиной мамы. Она жила в Москве где-то у станции метро Профсоюзная и бывала у нас в гостях. Письма эти написаны настолько живым языком, что я вчера не поленилась и перечитала их от первого до последнего листочка, а это немаленькая стопка. Мне кажется, там настолько яркие зарисовки московской жизни конца пятидесятых-начала шестидесятых, что они послужат прекрасным дополнением к фотографиям.



Итак, сегодня первые два фрагмента:

Collapse )